12:03 

vivatixa
Вас приветствует радио "Ад"! Коротко о главном. Главным у нас по-прежнему Кроули. #Случайности не случаются случайно. (Дин Винчестер)
Название: Друг Короля Ада
Автор: vivatixa
Размер: миди, 4739 слов
Пейринг/Персонажи: Кроули/Азирафаэль (Гадриэль), Габриэль, Бальтазар, Ровена, Братья Винчестеры
Категория: слеш
Жанр: ангст, юмор, Hurt/comfort
Рейтинг: R
Краткое содержание: Мы думали, что спасем мир и сможем продолжить жить как раньше, но у нас отобрали наши собственные жизни. Переписали нашу историю и если бы не летописи ада, то я никогда бы не узнал правды, а ты её так и не узнал. Умер, считая, что это ты предал небеса, но вся правда заключалась в том, что ты никогда не предавал и знаю, что это будет звучать очень глупо, но ты был моим лучшим другом.
Примечание: Кросовер Сверхъестественное, Благие знамения

— Помнишь, как раньше все было просто? — Кроули облокотился на перила мостика и вздохнул. — Знаешь, с тех пор многое изменилось. Мы думали, что спасем мир и сможем продолжать жить как раньше, но у нас отобрали наши собственные жизни. Переписали с нуля всю нашу историю, и если бы не летописи Ада — я никогда бы не докопался до правды, а вот ты ее так и не узнал. Умер, считая, что предал небеса, хотя на самом деле никого не предавал… Знаю, что это звучит глупо, но ты был моим лучшим другом. Если бы только я мог тебе об этом рассказать! Я не смог уберечь тебя ни от ошибок, ни от смерти…
Король Ада снова вздохнул и, бросив последний взгляд на уток, жадно смотрящих на него в ожидании кусочков хлеба, побрел прочь из заснеженного парка.
Он уже не видел, как из-под моста вышел мужчина в потрепанной кожаной куртке, задумчиво проводил его взглядом и, разломив на куски остатки батона, покрошил уткам, которые накинулись на угощение с таким рвением, словно не ели больше месяца. Хотя еще полчаса назад здесь стояли атташе Французского и Германского посольств, обсуждавшие способы борьбы с последствиями кризиса. Кажется, они сошлись на каких-то кораблях, которые не стоит отдавать заказчику.
— Я бы на твоем месте его догнал, — услышал он за спиной знакомый голос.
— И что я ему скажу, Габриэль? — мужчина обернулся к нему. Архангел Габриэль, вопреки своему вечно веселому нраву, сейчас казался очень усталым.
— То, что должен сказать, — ответил он, пожав плечами. — Что все помнишь, что он тоже твой лучший друг, что скучал. Ты ведь скучал?
— А сам-то ты все это своим друзьям сказал? — губы искривились в горькой усмешке, — сообщил им о том, что жив?
— Сообщу, — Архангел поджал губы и отвернулся. — Когда придет время.
— Будет лучше, если все останется как есть. У нас с Кроули разные дороги. Было время, когда они сходились, но даже скажи я ему, что память вернулась ко мне — это не уберет воспоминаний о проведенных в небесной тюрьме тысячелетиях, не изменит мое имя и не сделает этот мир лучше. Я лишь не понимаю, каким образом обо всем узнал ты.
— Я вернулся из того же небытия, что и ты, Гадриэль. Мы — все, кто там оказался, — находились к истине ближе, чем когда-либо этот мир сможет к ней подобраться. Даже если все люди планеты в одночасье станут святыми.
— Лучше людям к этому не приближаться.
Архангел кинул последний взгляд на уток и испарился, оставив Гадриэля в раздумьях. Но перед тем, как исчезнуть, тихо бросил:
— Ты не прав, Азирафаэль. Люди должны знать правду. Просто их время еще не пришло. Зато пора бы её узнать ангелам.
Уходя, он взглянул на небо. Возвращаться домой не хотелось. Да и входа в дом как такового уже не существовало. Осталась только крошечная лазейка, которой он собирался воспользоваться.

***

В уютном кафе «Ритц», на Беркли-сквер, в последние годы невозможно было найти свободный столик. Места приходилось бронировать за неделю, а то и за две до посещения, но сегодня каким-то чудесным образом один столик у самого окна оказался свободным.
Удивленный официант несколько раз посмотрел в записи. Он точно помнил, что столик заказан на имя мистера Смита, но в журнале предварительной резервации черным по белому было написано, что мистер Кроули забронировал последний свободный столик сегодня утром.
Профессиональное чутье подсказывало официанту, что в скором времени ему предстоит разбираться с разъяренным мистером Смитом, но доказательств того, что произошла ошибка, не было. Поэтому ему не оставалось ничего другого, кроме как проводить уважаемого мистера Кроули на предназначенное ему место и с улыбкой на лице принять заказ, состоящий всего лишь из чашки кофе. После таких заказов чаевых обычно ждать не приходилось.
По возвращении официант готов был поклясться, что сошел с ума. Он отлучился всего на две минуты, но за это время у его клиента успел появиться собеседник, перед которым красовалась горка эклеров.
— Простите, но у нас запрещено употреблять принесенную с собой еду.
Официант (кстати, его звали Меркуцио, но это никого, в том числе и нас, не интересует) поставил перед мистером Кроули чашку крепкого черного кофе и осуждающе взглянул на неожиданного посетителя.
— Да? Ну, тогда я, пожалуй, закажу. Все ваши десерты. В двойном объеме и, пожалуйста, принесите их все одновременно.
Через несколько минут на кухне начался настоящий переполох. Некоторые делали ставки на то, возможно ли съесть столько сладкого, кое-кто подсчитывал в уме, какой будет прибыль. И на двух сидящих у окна мужчин никто уже не обращал особого внимания. Невозможно ведь одновременно из праздного любопытства наблюдать за клиентом и исполнять такой сложный заказ.

***

— Зачем пришел? — недовольно поинтересовался Кроули у Габриэля, чье присутствие не то чтобы доставляло неудобства, но и не способствовало улучшению настроения Короля Ада.
— А как же — привет, Габриэль, как получилось, что ты вдруг воскрес? — весело осведомился Архангел.
— Ну, и как же так получилось? — со вздохом поинтересовался Кроули. Насколько он знал младшего брата Люцифера, Габриэль перейдет к причине своего визита только тогда, когда получит желаемое. И хорошо, если этим желаемым являлось лишь проявление любопытства со стороны собеседника.
— Сам не знаю, — Архангел украдкой посмотрел в сторону активно бегающих вокруг столиков официантов, и наколдовал себе кусок торта. — Помню, как мой дорогой братишка нагло проткнул мне грудь моим же собственным клинком. Помню, как побывал у Истока Времени. Ты его помнишь? Там очень красиво. А потом «бабах» — и Мэтазадница решил мной воспользоваться. Нет, сначала я даже был не против такого расклада, — пока не понял, что превратился в марионетку. Ну, а потом младшенький разбил ангельскую скрижаль — и вот я снова болтаю с Истоком Времени.
— Стой, — Кроули с усмешкой прервал Архангела. — Дальше я и так знаю. Потом ты очутился на Земле, и с тех пор продолжаешь действовать всем на нервы, так как не можешь понять, кто и почему тебя воскресил.
— Почти, — Габриэль пожал плечами, — я решил вернуться на небеса и немного прибраться. Рафаэль, Кас, Мэтатрон. Кто-то же должен сделать уборку мусора после наших дорогих братьев, а то, живя на земле, я успел заметить, что если где-то выкинуть пустую банку, то вскоре туда выкинут еще одну, а еще через некоторое время обязательно образуется свалка.
— Ты хотел сказать «твоих» братьев.
Кроули машинально поправил Архангела и только после этого удивленно посмотрел на собеседника. Надо же, сам Габриэль только что признал, что они братья. Где-то сдох Винчестер.
— Я сказал то, что хотел сказать, — Габриэль покачал головой. — Ты же не виноват, что связался с дурной компанией.
— Это дурная компания связалась со мной и теперь об этом сожалеет, — вяло пошутил Король Ада.
— Еще как сожалеет. Упек за решетку Люцика с Майклом, помог Винчестерам прикончить Абаддон и не наложил в штаны при встрече с Кайном, у которого, между прочим, с тобой давние счеты. Да ты просто настоящий Король Ада.
— Лучше расскажи что-то такое, чего я не знаю.
— Запросто, — Габриэль нагнулся ближе к Кроули, — там, у Истока, я был не один. У меня была очень даже интересная компания. Хотя должен признать, что Рафик своим нытьем всех изрядно достал, но там находились и другие. С некоторыми в последние годы ты успел пересечься.
— Мне это не интересно.
Кроули перевел взгляд на окно, за которым по улице прогуливались самые обычные люди, и близко не подозревающие, сколько раз их мир был на грани разрушения.
— Согласен, — Архангел усмехнулся, — кому будет интересно слушать жалобы Захарии на то, что мы ему испортили отчетность по Апокалипсису? Или рассуждения Бальтазара о том, что все проблемы Кастиэля из-за Винчестеров, с чем я едва ли могу согласиться — не будь этой самой привязанности, мы все уже поубивали бы друг друга, а Люси сделал бы из земли свою собственную оранжерею. Но есть кое-что, о чем тебе полезно будет знать…
— И что же это? — Король Ада зевнул и, наконец, сделал глоток из чашки с кофе. К сожалению, ему слишком часто приходилось показывать пример того, что зло не дремлет, поэтому сложилась привычка поддерживать себя в тонусе разными придуманными людьми допингами. А ведь иногда так хотелось завалиться в постель и проспать хотя бы половину века! Нужно было только дождаться, пока появится кто-то, кому можно будет на это время доверить свой трон. К глубокому его огорчению, Дин Винчестер на эту должность пока еще не подходил. Поэтому приходилось выкручиваться.
— Вернулся не только я, — Габриэль сразу же посерьезнел.
— А мне какое до этого дело? — Кроули пожал плечами. — Или у нас очередной конец света?
— Конец света будет только в том случае, когда Отец решит вернуться домой и увидит, какой мы тут устроили бардак. Но я уже над этим работаю, — Архангел тихо рассмеялся. — Ну, или если мы с Бальтазаром решим одновременно навестить Дина и немного подшутить над ним. В этом случае нас ожидает атомный взрыв Винчестера, но могу тебя заверить, что нам с Бальти сейчас не до этого.
— Бальтазар воскрес? — Кроули наконец проявил хоть какой-то интерес. Бальтазар ему нравился. Своевольный и наглый. В свое время, примкни он к Люциферу, то стал бы идеальным демоном, но Бальтазар предпочел остаться на стороне своего любимого учителя Габриэля, и даже когда Архангел покинул небеса — Бальтазар продолжал, стиснув зубы, подчинятся небесным правилам. Хотя как раз правила были тем, что этот ангел ненавидел больше всего.
— Жив, здоров и, в отличие от другого ангела, передает тебе привет.
— Какого это другого?
— А вот это тебе придется выяснять самому. Не забудь про святое масло, чтобы не сбежал, — Габриэль поиграл бровями, улыбнулся и неожиданно исчез, оставив после себя слабый запах озона и одинокий клочок пергамента, лежащий на поверхности столика.
— Святое масло? — Кроули взял в руки оставленное послание и вгляделся в Энохианские символы. С одной стороны, можно было проигнорировать как Габриэля, так и странное заклинание, но что-то внутри подсказывало, что Архангел действовал из самих лучших побуждений, а значит, стоило бы к нему прислушаться. — Ну что ж, попробуем.
Демон испарился так же, как и Архангел. Через полчаса, когда официант подкатил к столику тележку с десертами, то обнаружил лишь полупустую чашку кофе и щедрые чаевые. Через две недели в городе открылось кафе, предлагающее только десерты. Называлось оно просто и со вкусом: «Кафе у Меркуцио», но это уже совсем другая история.

***

Склад, который Кроули выбрал для ритуала, был немного мрачноват, но его такие мелочи не тревожили. Светлые, просторные помещения были уделом ангелов. Кроули же всегда предпочитал темные тона. Он считал их более элегантными.
— Ничего себе подарочек от Архангела… — Король Ада поспешил бросить зажженную спичку, тем самым поджигая круг из святого масла. Если во время прочтения вызова ангела он и начал сомневаться во вменяемости Габриэля, то сейчас был готов в благодарность отправить Архангелу десяток-другой душ из числа тех, что попали в ад будучи проданными по благородным причинам.
— С каких это пор Король Ада вызывает ангелов? — равнодушно, как ему самому казалось, поинтересовался появившийся в круге Гадриэль. Он ожидал вызов от кого угодно, но не от Кроули, встречи с которым он изо всех сил избегал после своего возвращения.
— Возможно, с тех самых пор, как лучший друг этого самого Короля начал его избегать!
Кроули забросил пробную удочку. Почему бы и нет? Гадриэль редко делал что-то без умысла, а поскольку он побывал у Истока Времени, где вспомнил все то, что так рьяно старались скрыть Ад и Рай, то почему бы Гадриэлю не вернуться его старым добрым другом Азирафаэлем?
— Не понимаю о чем ты.
Гадриэль совершил ошибку. Если бы он ответил сразу, то Кроули посчитал бы, что ошибся, но ангел промедлил, подавляя в себе желание попросить у друга прощения. Этого оказалось достаточно для того, чтобы Кроули уверился в своих подозрениях.
— А я думаю, что ты все отлично понимаешь, Азирафаэль, — он несколько секунд, поджав губы, мрачно смотрел на поникшего ангела, а затем погасил огонь. — Убирайся.
— Кроули, — Гадриэль сделал неуверенный шаг в сторону Короля Ада и протянул руку.
— Я сказал, убирайся! — громко рявкнул тот. Последним, что он сейчас хотел слышать, были извинения единственного в мире существа, которому он по-настоящему доверял.
Гадриэль поджал губы и кивнул. В следующую секунду в комнате раздался тихий шелест крыльев, и ангел молча исчез.

***

— Где он?
В тронный зал Короля Ада ворвался взбешенный Архангел. Демоны при виде его шарахались в разные стороны и жались по углам в надежде, что незваный гость их не заметит, а некоторые — самые смелые — в уме прикидывали возможность того, смогут ли они успеть прибрать к рукам трон после того, как Архангел убьет нынешнего Короля.
— По этикету об аудиенции у Короля принято просить заранее, — Кроули равнодушно взглянул на взмыленного Габриэля.
— Где он? — Архангел шутку не оценил.
— Ты о ком? — Кроули вздохнул и махнул одному из демонов, чтобы тот принес стул для дорогого гостя.
— А ты как думаешь? — оказалось, что Габриэль умеет шипеть не хуже змия. — Где Азирафаэль?
— Ты хотел сказать Гадриэль, — в голосе Кроули прозвучали язвительные нотки. — Мог бы и заранее предупредить. А то оставил мне подарочек.
— Что ты с ним сделал?
Голос Габриэля прозвучал сдавленно. Было видно, что тот в уме уже прокручивает все возможные варианты, которые мог бы провернуть с ангелом демон.
— Успокойся, — Кроули вздохнул и махнул своим демонам, чтобы те убирались из тронного зала. — Как только я понял, что он все помнит и просто не хотел меня видеть, так и послал куда подальше. Я хоть и Король Ада, но не настолько сволочь, чтобы мстить другу за то, что он не желает со мной иметь ничего общего.
— Значит, ты его не трогал?
— Даже пальцем не тронул, — Кроули поспешил клятвенно заверить Архангела.
— Тогда я ничего не понимаю.
Габриэль устало сел на предоставленный ему стул.
— А что, собственно, случилось? — Кроули насторожился. Ему не нравилось такое состояние Архангела. Тот бы не стал спускаться в Ад по пустякам.
— Неделю. Вот уже целую неделю мы не можем с ним связаться, — Габриэль выглядел подавленным. — Я даже Винчестеров просил попробовать его вызвать — на случай, если брат на меня обиделся. Но безрезультатно.
— Могу представить реакцию парней на твое появление.
— Да что уж там, — Архангел махнул рукой, — подумаешь, обрызгали святой водой и чуть не задушили в объятиях. Бальтазару было хуже — Кас в обморок грохнулся, а потом, подумав, что тот очередная галлюцинация, насланная Мэтатроном, полчаса бегал за ним по всему бункеру с ангельским клинком. Правда, потом Бальти это надоело, и тогда уже Кастиэль бегал от него. В результате Дин их разогнал по углам, и мы смогли спокойно поговорить. В общем, когда нам так и не удалось вызвать Гадриэля, Бальтазар предположил, что ты мог бы быть причастен к его исчезновению.
— Я могу быть причастен ко многому. — Кроули поморщился, — но я никогда бы не тронул этого несчастного книжного червя, который, к тому же, оказался трусом.
— Он не трус и ты об этом отлично знаешь.
— Мне приятнее считать его трусом, чем предателем, считающим дружбу с Королем Ада ниже своего достоинства.
— Откуда ты вообще взял эти глупости? — Габриэль осуждающе сдвинул брови. — Азирафаэль не хотел с тобой встречаться не потому, что считал тебя недостойным вашей дружбы. Он не хотел мешать тебе. Считал, что у тебя и так достаточно забот, а дружба с ангелом может повредить твоей репутации. Ты же теперь Король Ада.
— Откуда у него вообще такие мысли? Наша дружба настолько давняя, что я её не променяю даже на корону, — Кроули возмутился.
— А сам ты только что считал, что он зазнался и не желает иметь с тобой ничего общего.
— Я был идиотом, — тяжело вздохнул Кроули. — Но сейчас могу чем-либо помочь?
— Ты можешь поискать его по своим каналам?
— Могу, — Король Ада решительно встал. — Сделаю все, что в моих силах.
— Вот и отлично, — Габриэль последовал его примеру и тоже встал. — Проводишь до выхода?
— А сам улететь не можешь? — Кроули с подозрением взглянул на Архангела.
— Могу, — Габриэль пожал плечами, — но ты же не станешь заставлять брата тратить силы на такие пустяки?

***

Азирафаэль даже не помнил, когда в последний раз чувствовал себя настолько паршиво, как сейчас. Разве что тогда, когда очнулся лежащим на траве, а в голове была каша из двух разных воспоминаний. В одном он большую часть своей жизни провел в ангельской тюрьме, а во втором — дружил с Кроули и собирал редкие книги. К сожалению, оба воспоминания заканчивались одинаково — он совершил подлость и ему пришлось умереть ради того, чтобы её исправить. Ангел не хотел показываться ни друзьям, ни врагам. Было стыдно и страшно. Единственным, к кому он мог пойти, был Кроули, но тот стал Королем Ада, а это уже не рядовой демон, с которым можно поговорить, когда паршиво на душе. И он не был уверен в том, что Кроули что-то помнит. Скорее всего, он просто высмеял бы ангела или убил. Но даже после того, как Азирафаэль понял, что Кроули в курсе того, что они были друзьями и знает его настоящее имя, ангел не рискнул приблизиться к Королю. Не хотелось навязываться и мешать.
В миг, когда его вызвали, ангел даже подумать не мог что, переместившись, окажется лицом к лицу с другом. С другом, который его прогнал, не желая выслушать.
Сейчас ангел отдал бы все на свете, чтобы вернуть тот момент: он бы не послушался и остался. Постарался бы все объяснить. Тогда он сглупил — просто ушел, и сейчас не имел возможности вернуться…

Азирафаель не помнил, сколько времени прошло. Возможно, день или два, но с таким же успехом могла пройти неделя или даже месяц. Боль не отпускала ни на миг. Тонкие иглы из ангельской стали крепко держались в израненном теле, причиняя нестерпимые мучения.
Кто бы мог подумать, что может найтись что-то, способное объединить ангелов и демонов! И именно он стал этим связующим звеном. Демоны ненавидели ангелов. Ангелы ненавидели предателя, и всем этим воспользовалась ведьма. Он видел её всего один раз, но этого хватило для того, чтобы понять: эта женщина является настоящим исчадием Ада, и еще большой вопрос в том, чтобы определить, кто хуже — она или демоны… Это была её идея. Иглы. Они не убивали, но страдания были сравнимы с той болью, которую испытывает человек, получивший пулевое ранение. Азирафаэль точно знал эти чувства, так как не однажды лечил Сэма, пока тот находился без сознания после очередной раны. Единственной разницей оказалось то, что сейчас этих ранений на его теле, казалось, было не меньше сотни. Ангел весь превратился в комок боли. Его единственным желанием стала смерть. Он ожидал её как освобождения, но вместо смерти пришла ведьма.
Закончив рисовать защитный знак от ангелов — похоже, летающим союзникам она доверяла меньше, чем адским, — ведьма обратилась к Азирафаэлю:
— Вижу, тебе больно, — она подошла к ангелу и дернула за одну из игл, вырывая из Азирафаэля переполненный болью крик. — Я могу помочь. Просто ответь на один вопрос.
Ведьма достала из складок одежды ангельский клинок и прошлась его кончиком по щеке ангела.
— Иди к черту.
Азирафаэль надеялся, что если достаточно её разозлит, то его просто убьют, но ведьма в ответ лишь рассмеялась.
— Уже была. Он меня выгнал.
— Надо же, — Азирафаэль вовремя припомнил, как Сэм Винчестер отвечал в подобных ситуациях, — ты такая стерва, что умудрилась вывести из себя даже дьявола?
— Не уходи от разговора. У меня, конечно, много времени, но я бы хотела услышать ответ.
— Я не могу ответить, если не знаю вопроса.
— О, — ведьма приложила ладонь к груди и сделала виноватое лицо, — я совсем забыла спросить. Это правда сущий пустяк. Я лишь хочу узнать, где находится бункер хранителей. Тот самый, в котором прячутся Винчестеры. Видишь, очень простой вопрос и ты без проблем сможешь на него ответить.
— Зачем тебе это?
Азирафаэль сжал зубы, чтобы снова не закричать, так как кончик клинка вспорол верхний слой кожи на шее. Ведьма молчала, ожидая, пока не раздался звук капающей на пол крови. И только после этого продолжила:

— У них есть кое-что, необходимое мне.
— Увы. Думаю, ты этого не получишь.
Ангел зажмурился, ожидая, что сейчас его грудную клетку пронзит острие клинка. Он не сомневался в том, что ведьма понимает — он не скажет ни слова. Однако вместо этого услышал, как с громким скрипом открылась дверь подземелья, в котором его держали, и раздался яростный голос того, кого он не надеялся больше услышать:
— Оставь его в покое!
Азирафаэль открыл глаза и затуманенным от боли взором различил перекошенное от ярости лицо Кроули.
— Фергус, — ведьма удивилась лишь на миг, после чего расплылась в сладкой улыбке, — дорогой, как же это прекрасно, что ты решил навестить мамочку.
— Кроули, — Король Ада сделал шаг к ведьме и повторил еще раз, уже по слогам. — Меня зовут Кроули. И ты мне не мать!
— Дорогой, не говори глупостей, — голос ведьмы стал еще более сладким. — Ты можешь отрицать это сколько хочешь, но мы с тобой одной крови. И этого нельзя изменить.
— Ошибаешься, — зрачки Кроули неожиданно начали менять форму, становлясь вертикальными. Цвет глаз изменился, став желтым.
— Дорогой, зачем же так злиться, — ведьма сделала шаг назад, оказываясь лишь в паре сантиметров от Азирафаэля. — Тебе очень идет желтый, но в остальном ты похож…
— На змия, — Кроули уже шипел, не скрывая раздвоенного языка. — Я дам тебе только одну возможность. Проваливай!
— Не раньше, чем получу интересующий меня ответ.
Ведьма одним ловким движением приставила ангельский клинок к шее Азирафаэля, и Кроули застыл на месте.
— Да, ты действительно не Король Ада, а самая настоящая размазня, — в голосе ведьмы звучали издевательские нотки. — Ты как курица носишься с Винчестерами, а теперь стал защитником ангелов! Как тебя вообще в Аду еще терпят?
— С трудом.
Взгляд Кроули приобрел нормальный человеческий вид, и теперь он настороженно следил за каждым движением ведьмы.
— Итак? На чем же мы остановились? — ведьма усмехнулась. — Ах да. Мне нужно местонахождение бункера Винчестеров.
— А самих Винчестеров тебе не подать? — язвительно поинтересовался Кроули.
— Только если ты принесешь их головы на блюдечке, — ведьма невинно улыбнулась.
— Ребята! — позвал Кроули и одновременно метнул шаровую молнию в ближайший символ, защищающий подземелье от ангелов.
Внутри сразу же стало людно, а ведьма оказалась прижатой к стене.
— Азирафаэль! — Кроули в несколько шагов оказался рядом с израненным ангелом.
— Стой! Осторожно, — Бальтазар молниеносно отстранил ладонь Кроули от щеки ангела, — его нужно освободить.
— А я что делаю? — огрызнулся Кроули.
— Ты можешь сделать только хуже, — в голосе Бальтазара прозвучало сомнение.
— Позволь ему делать то, что он считает нужным, — Габриэль не сводил с ведьмы полного ярости взгляда и при этом умудрялся раздавать указания, — Кроули, освобождай его скорее и отведи в безопасное место.
— А вы?
— У нас еще есть дела, — Бальтазар ответил вместо брата, одним взмахом руки расстегнув удерживавшие Азирафаэля цепи. — Идите.
— Где эта сучка?
Голос Дина Винчестера, входящего в помещение подвала, был последним, что Азирафаэль услышал перед тем, как потерять сознание, почувствовав себя в безопасности на руках Кроули.
— Фергус! Ты… Ты посмеешь оставить свою мать на растерзания Винчестерам и их ручным ангелочкам?
Ведьма разъяренно закричала, но Кроули в ответ лишь смерил её взглядом, полным презрения.
— Я бы им помог, но времени нет. Извини, мама.
Последние слова Кроули прямо-таки сочились ядом, а затем он исчез. Единственным желанием Короля Ада было причинить как можно меньше боли любимому ангелу.

***

— Почему он не приходит в себя?
Кроули уже третий час ходил из угла в угол.
Его не волновало то, что он находится в секретном логове Винчестеров. Ему плевать было на три пары глаз, настороженно следящих за каждым его движением. Все его внимание было сосредоточено на неподвижном теле, которое они уложили на диван.
— Мы сделали все, что смогли, — Бальтазар снова повторил, беспомощно поглядывая на присутствующих, которые подавленно молчали.
Никто и никогда не видел Кроули в таком состоянии. Казалось, что еще немного — и его можно будет укладывать рядом с Азирафаэлем.
— Тогда почему. .?
— Ему нужно время для восстановления, — Габриэль наконец решительно встал. — Я надеялся, что до этого не дойдет, но нам придется отправить его на небеса, и я не знаю, сможет ли Азирафаэль вернуться. Правда известна только нам. Для всех остальных он Гадриэль. Ангел, который впустил в Рай змия и был верным соратником Мэтатрону. Да, он помог свергнуть Мэтатрона, но я не уверен, что этого будет достаточно, чтобы ему позволили вернуться на землю.
— Но он будет жить? Его не вернут в тюрьму? — в глазах Кроули плескалась боль.
— Брат, я клянусь, что не допущу возврата Азирафаэля в небесную тюрьму. Верь мне.
Габриэль был настолько серьезен, что Кроули не осталось ничего другого как согласно кивнуть:
— Делайте все, что необходимо. Главное — чтобы удалось его спасти.

***

Полгода спустя

— Таким образом, объем поступающих в Ад душ можно увеличить на один с половиной процентов, — демон закончил свой доклад и чинно поклонился, дожидаясь решения своего Короля.
— Как вам известно, мы не можем принимать такие решения в одиночку, — Кроули зевнул, — наше соглашение с Раем подразумевает, что людям нужно давать возможность выбора. В том случае, когда мы вводим реформу, благодаря которой сможем приводить в Ад новые души, должна быть и альтернатива — чтобы души могли попасть в Рай. Со дня на день мы ожидаем прибытия посла со стороны Рая и тогда сможем…
— Ваша светлость… — в разговор вмешался личный секретарь Кроули. — Посол…
— Что с ним? Я надеюсь, вы его не убили? — осведомился Король Ада.
— Нет. Посол из Рая уже прибыл.
— В таком случае, почему он еще не в моем тронном зале?
— Он прибыл еще вчера вечером, но вы запретили вас тревожить.
— И где же он сейчас? — вкрадчиво поинтересовался Кроули. Конечно, желательно было бы наказать секретаря, но он был справедливым королем и понимал, что сам виноват — не предупредил, чтобы его немедленно известили в случае прибытия посла из Рая.
— Ждет, — секретарь уже мысленно представлял себя в пыточной.
— Где?
— В приемной?
— Ты заставил ангела всю ночь ждать в приемной? — Кроули чувствовал, что начинает звереть. Оставалось только надеяться, что Габриэль не прислал Бальтазара — тот мог быть очень даже мстительным. — Быстро зови его сюда!
Кроули вальяжно откинулся в кресле, ожидая, когда его приказ будет выполнен.
Прошло несколько долгих минут тишины. Никто из демонов не смел произнести хоть слово, боясь разгневать Короля. Они все еще слишком хорошо помнили разнос, устроенный Кроули после того, как в Аду побывал Габриэль, — хотя тогда это было скорее ради проформы. Сейчас же между Адом и Раем существовало мирное соглашение, которое скрупулезно исполнялось обеими сторонами и означало, что неуважение к партнеру может привести к очень плачевным последствиям.
— Посол Рая, ангел…
— Азирафаэль… — пораженный шепот Кроули казался громче любого крика.
— Нет, — секретарь сверился с записями, — Гадриэль.
— Да, да… Конечно, Гадриэль, — Кроули встал с трона и спустился к вошедшему ангелу. — Вон! Все вон!
Демоны поспешили ретироваться, не понимая, какая муха укусила их Короля, но каждый из них прекрасно знал, что ослушание будет караться самым жестоким способом.
— Ваша светлость, — Азирафаэль почтительно поклонился. — Меня послали…
— Вот послали, так послали, — Кроули усмехнулся, жадно рассматривая знакомые черты. Синие глаза, светлые волосы и неизменные очки. Именно такой, хрупкий и немного взъерошенный… Именно таким он его помнил.
— Простите, я…
— Где тебя так долго черти носили?
Кроули наконец не выдержал и обнял своего ангела, которого уже и не надеялся увидеть.
— Это тебе нужно спросить у своих подчиненных, — с тихим смехом ответил ангел и обнял Кроули в ответ. — Я тоже по тебе скучал.
— Уже и не надеялся, что мы еще когда-нибудь встретимся, — Кроули отстранил от себя Азирафаэля, но все еще продолжал держать того за плечи. Как будто боялся, что если он отпустит его, то тот сразу же исчезнет, оказавшись очередным сновидением.
— Мне пришлось задержаться, чтобы привести в порядок небесную библиотеку, — Азирафаэль виновато опустил взгляд.
— И ты не мог прислать мне даже весточки?
— Я боялся.
— Чего? — Кроули осторожно взял ангела за подбородок и заставил посмотреть себе в глаза.
— Что ты не захочешь меня больше видеть.
В глазах ангела плескалось искреннее раскаянье. Он все еще чувствовал себя виноватым перед Кроули.
— Ангелы, — вздохнул тот. Слишком уж хорошо знал своего друга, чтобы понимать — словами тут делу не поможешь. Однако вовремя вспомнил, что является Королем Ада, а кроме того, в прошлом был неплохим искусителем. И вообще демонам положено вести себя как демонам. Даже если когда-то они были ангелами… Поэтому Кроули, недолго думая, обхватил Азирафаэля за шею и, притянув к себе, осторожно коснулся своими губами его обветренных губ. Глаза ангела от удивления округлились, когда Кроули нагло скользнул языком в его рот.
— Теперь ты веришь, что я хочу тебя видеть? — Кроули отстранился несколько секунд спустя. Как раз в тот момент, когда растерянный ангел понял, что нужно делать.
— Верю, — Азирафаэль с серьезным видом кивнул, — как думаешь, мы можем отложить политические дела на пару часов?
— Да хоть на весь день! — Кроули беззаботно махнул рукой и притянул ангела для нового поцелуя.

***

Спустя еще две недели.

«Кафе у Меркуцио» превратилось в уютный ресторанчик и теперь называлось просто, но со вкусом: «У Меркуцио». Главными блюдами в нем все еще были десерты, но теперь можно было поживиться и чем-то более существенным. По вечерам здесь было не протолкнуться. Столики приходилось заказывать за две недели вперед, но как только хозяин ресторанчика заметил в дверях мужчину в темных очках и черном костюме, которого сопровождал молодой светловолосый парень, — выглядевший так, что голубее может быть только небо, — он снял со столика около окна надпись «Зарезервировано», и самолично пригласил дорогих гостей занять места.
Пока хозяин вспоминал навыки официанта и бегал за заказанным вином и устрицами, за столиком как будто из воздуха возник еще один посетитель, перед которым стояла тарелка с горкой эклеров.
— Я понимаю, что вы безумно счастливы видеть друг друга, — Габриэль начал издалека, — и Бальтазар, конечно, не Захария, но… Давайте все же вы не будете портить ему отчетность и пришлете договора? Вижу, насколько вам не хочется прощаться, поэтому готов оставить Азирафаэля в Аду на постоянной основе, и ты, Кроули, будешь работать только с ним.
Архангел вопросительно взглянул на Кроули, который неожиданно громко рассмеялся.
— Ангел в Аду? Мои демоны сойдут с ума!
— Они и так сходят, — пробормотал смущенный Азирафаэль, вспомнив о том, как быстро убегал не вовремя вошедший в кабинет секретарь Короля Ада.
— Думаю, что для меня это приемлемое условие. — Кроули, успокоившись наконец, чинно кивнул Архангелу.
— Вот и отлично, — Габриэль расслабился. — А теперь о главном. Сегодня день рождения Дина. Мы приглашены…
Вернувшийся через десять минут с заказом хозяин ресторана уже не обнаружил своих посетителей, зато на их месте чудесным образом оказался конверт с чаевыми.
Через несколько недель в городе открылся второй ресторан, носящий звонкое имя «Меркуцио». В нем подавались исключительно морепродукты и изысканное вино.

@темы: В аду тоже пишут слэш, Да мы сейчас тут всех заслэшим!, Кроули, Кроули/другие персонажи, Потому что Я так сказал, вот почему!, Фики

Комментарии
2015-09-09 в 22:43 

Джейн Веда
unstoppable
Интересная идея, за отп прям порадовалась))

   

Кроули-демон слэша

главная